August 12, 2019

У меня, наверное, нестандартная история. Я никогда не рвалась в Австралию. Не собиралась туда (сюда) даже в отпуск. Так вышло, что в 2017 году я поехала на полгода работать в Монголию. Это само по себе отдельная песня, но, главное, выяснилось, что в Монголии полно австралийского добывающего бизнеса и полно работающих там австралийцев. Сумасбродная командировка в итоге растянулась на 11 месяцев. У меня было желание переехать из Монголии, которая все-таки достаточно сурова для жизни, в англоязычную страну. Трудности перевода очень быстро начали утомлять. Критериев для отбора, кроме языка и климата, у меня почти не было. Очень хотелось в тепло. В какой-то момент обнаружила, что живу в Улан-Баторе в окружении австралийцев: работаю с ними, общаюсь с ними, путешествую с ними; даже бойфренд у меня был австралиец. Ну, и вариант переезда лежал на поверхности: я стала искать работу в Австралии. Через несколько месяцев я ее нашла, получила временную рабочую визу — и вот я тут, в Брисбене, столице солнечного штата Квинсленд.

То есть в этой истории нет никакой мечты и фантазий о прекрасной Австралии. Я толком и не знала ничего до переезда. И, возможно, это и помогает мне до сих пор: у меня не было сверхожиданий, я просто приехала и наслаждаюсь тем, что есть.

Обожаю удивительную австралийскую способность делать комплименты. Тема вытекает из вечных small talks. Незнакомым людям совершенно не стремно заговорить с вами и отметить какую-нибудь замечательную деталь вашего гардероба. Обычная ситуация: идешь по улице, вдруг встречная дама останавливается и верещит: «Какое классное платье! Тебе так идет! Ты выглядишь просто супер!» Комментарии по поводу моей очень модной кружки для кофе я получаю почти в каждой кофейне. Услышать, что у тебя красивые сережки, в лифте от незнакомого человека — тоже совершенно обычное дело. Они этого даже не замечают, настолько на подкорке желание просто говорить приятные вещи. Я обсуждала это с несколькими австралийцами, и они только после примеров понимают, о чем я вообще: «А, ну да, я и правда так делаю». Вероятно, им кажется, что весь мир так живет? Нет, но я учусь.

А вообще все эти непринужденные беседы у кофемашины, в очереди или в лифте, когда ты чувствуешь себя неловко и не знаешь, что говорить, — это адок начинающего эмигранта. Австралийцы спокойно между делом обсуждают планы на выходные (или как прошли выходные), как дела у мужей (жен), погоду, отпуск, политику, спорт. Для человека не из среды, например, последние две темы отпадают сразу: я и про российские политику и спорт не готова высказываться, а про австралийские не знаю совершенно ничего. То, как легко незнакомые люди переходят к рассказам о семье, может повергнуть в шок человека из бывшего СССР. Для нас даже спросить, кем работает партнер (так они называют бойфрендов, герлфрендов, жен и мужей), — уже на грани. А здесь, можно сказать, даже невежливо НЕ спросить. В общем, получается такая быстрая поверхностная дружба с улыбками и беседами ни о чем, которая, конечно, слегка претит бездонному внутреннему миру русского человека.

Также меня, конечно, по-прежнему удивляет океан. Мой бойфренд очень устает от меня в такие моменты. Приедем мы на побережье, а я давай ходить по песку, радоваться волнам, запахам и через каждые две минуты восклицать: «Какая красота! Как классно! Слышишь, как песок скрипит!! Смотри, какой цвет воды невероятный!» — и т. д. Ясное дело, человеку, который вырос на побережье (с физрой в виде сёрфинга, ага), это всё вообще неинтересно. Ну, вот он (и любой австралиец) примерно так же реагирует на снег. Я очень давно устала от снега, но всё еще не устала от океана.

Австралийцы очень РАЗНЫЕ. Это главное. Австралия — страна эмигрантов (нет, не только каторжников, просто эмигрантов тоже). Статистика показывает, что 25% населения страны родилось за ее пределами.

При этом здесь, например, огромное количество итальянцев и греков, чье происхождение не скроешь, даже если родишься в Австралии. Поэтому я совершенно не понимаю, как австралийцы узнают друг друга за границей: они все выглядят по-разному — индусы, китайцы, шотландцы, немцы, кто угодно. Общество очень толерантно к любым национальностям, цветам кожи, вероисповеданиям и прочим предпочтениям. Меня это очень радует.

Как-то раз ко мне в Улан-Батор в гости приехала сестра. На ужине с десятью австралийцами она недоумевала, как они вообще могут быть одной нацией — настолько разные люди. Уже находясь в стране, я подмечаю, как разные диаспоры имеют свои места и свои тусовочки. Можно, например, найти кофейни, где чуть ли не круглые сутки будут сидеть греческие дедулечки с бесконечными маленькими чашечками кофе, газетами и шахматами.

Кенгуру, серферы, Сиднейская опера… — примерно всё, что нормальный русский знает об Австралии? Ну, может быть, еще бумеранг и куча страшных змей, акул и прочих тварей, которые хотят вас убить.

Кенгуру, конечно, не прыгают по центру города. Но! Торжественно заявляю, что стереотип про кенгуру и Австралию имеет гораздо больше прав на существование, чем стереотип про Россию и медведей. Когда вы последний раз видели медведя в дикой природе? Я — никогда. Кенгуру в Австралии почти в два раза больше, чем людей. Людей здесь примерно 26 миллионов, а кенгуру — 45 миллионов. Количество трупов кенгуру на обочинах трасс не подлежит никакому сравнению с количеством мертвых животных на трассах России. И да, кенгуру можно есть. Но мясо кенгуру считается низкосортным, мало кто покупает его домой, в основном оно используется в кормах для домашних животных.

Серферы, конечно, есть. Но сказать, что каждый первый австралиец — серфер, будет ошибкой. Про Сиднейский оперный театр могу сказать, что классическое фото с ним я сделала, лайки в инста собрала — и хочу напомнить всем, что Сидней не является столицей Австралии! Столица Австралии, Канберра, — небольшой город (400 тысяч человек), который был спроектирован и построен специально, чтобы быть столицей, потому что Мельбурн и Сидней задолбали соревноваться, кто круче.

Насекомые, медузы и змеи тут действительно есть. Весной ко мне в квартиру постоянно залетали огромные уличные тараканы. Это было ужасное время страха и боли. Но потом муниципалитет провел обработку местности от этой живности, и они пропали. Также у нас периодически снимают с деревьев паутину и больших пауков. В целом, если жить в городе, то ни с чем страшным близко не встречаешься. Но привычка вытряхивать одежду и обувь, стоявшую на балконе, вырабатывается очень быстро. На всякий случай, вдруг кто заполз.

Я здесь всего десять месяцев, мне кажется, у нас с Австралией еще не закончился конфетно-букетный период, поэтому не могу сказать, что меня что-то бесит. Мне очень нравятся климат, ритм жизни (медленный), приоритеты общества (тот самый work/life balance, про который поют песни в корпорациях, здесь действительно работает), толерантность (потому что все разные). Бесить могут только бананы по 3,5 бакса за килограмм. Но я как-то держусь. Вначале сильно раздражали шутки про русских, которые все одинаковые, и ты слушаешь одно и то же от каждого нового знакомого. Список примерно такой: холод, КГБ, водка, игра слов Russian — rushing, Putin — put in, особо интеллектуальные могут вставить что-нибудь про «Новичок». Да что скрывать, до сих пор раздражает, конечно. Сразу хочется спрашивать про кенгуру, пауков и серфинг.

Правила эмиграции.

Первое правило эмиграции: забудьте о том, что вы станете своим. Вы всегда будете чужим, если только вам не четыре года и вас не привезли сюда родители.

Второе правило вытекает из первого: не стрессуйте о том, что вам непонятно, а просите помощи. Я очень любопытная и люблю «делегировать». Если рядом есть человек, который рад (или хотя бы не против) помочь, всегда попрошу о помощи.

Конечно, когда думала о том, где бы хотела остаться жить, я мечтала о Европе, а не об Океании. Все-таки есть внутренняя тяга к истории, вот этим красивым зданиям, культуре. Австралия этого предложить не может. Зато предлагает великолепную природу, океан, бесконечные пляжи, удобные города для людей. Я не загадываю, и, учитывая то, как я оказалась в Австралии, кто знает, что будет в дальше.

В Австралии это касалось разных вопросов: какую страховку покупать (для россиянина австралийские страховки — это просто дивный новый мир, в итоге мой бойфренд говорил мне по скайпу: «Теперь нажми вот эту галочку и отожми вон ту»), насколько опасна голубая медуза, в каком банке счет открывать, почему шоколад утром нельзя и все такое прочее. Ну, а когда я жила в Монголии, без местных я бы не смогла сделать вообще ничего. Даже на стрижку в салон я брала с собой коллегу-монголку, которая вела переговоры о цене, длине и цвете окраса.

Местный партнер (бойфренд/герлфренд) — это, конечно, беспроигрышный вариант для решения многих вопросов. Рекомендую. Делайте как я, делайте лучше меня. Например, не повторяйте моих ошибок: найдите бойфренда в том же городе, где живете (мы живем в разных городах). Если серьезно, то совет, конечно, ну, такой. Но это то, что мне сильно помогло сразу почувствовать, что я не одна, что есть еще друзья бойфренда, что можно с ними дружить и они вроде даже нормальные люди. Для начала просто тиндер тоже прокатит (в Монголии я активно пользовалась тиндером, каучсерфингом, нетворкингом для экспатов; в общем, не брезговала почти ничем, чтобы чувствовать себя в социуме). В целом — неважно как, ваша задача — просто понять, как и чем живет общество, и дать себе ощущение вовлеченности.

Кроме того, я категорически рекомендую, если вы переезжаете в одиночку, сначала пожить в shared house, то есть с соседями. У меня было очень много опасений по поводу общажной жизни. Ну, то есть я сильно не хотела, но стоимость аренды не предполагала вариантов. Сейчас я плачу за комнату в большой квартире недалеко от центра Брисбена 220 долларов в неделю (всё включено, даже интернет). Хожу пешком на работу, что экономит около 200 долларов в месяц (общественный транспорт дорогой).

Заселяясь в квартиру (дом) с соседями, вы сразу получаете кусочек общества. Глупый пример: от своих первых соседок я узнала, как массово австралийцы используют заморозку. Замораживают даже хлеб (и их хлеб совершенно без потери качества размораживается). Наша цель — подцеплять особенности местного быта и удивляться, удивляться…

Квартиры в Австралии чаще всего сдаются пустыми. Заполнять квартиру всем, начиная с холодильника и заканчивая вайфаем (а это может быть эпопеей), очень дорого, особенно если вы только что приехали из России с российскими накоплениями. Въехать в комнату и заполнить комнату кроватью, лампой и тумбочкой гораздо проще. Если повезет, соседи еще и классными чуваками могут оказаться, и тогда с ними можно по-настоящему дружить.

Отдельная тема для вливания в австралийское общество — это спорт. Спорт — главная австралийская религия. Если вы воодушевленный боксер, бегун, капоэйрист или подставь нужное, вы быстрее найдете себе друзей — как минимум у вас будет вечная тема для small talk.

Русские в Австралии.

Русское сообщество есть, но я, можно сказать, от него шарахаюсь. Я уже почти два года не живу в России (год в Монголии, месяц путешествий и десять месяцев тут). Ни в Монголии, ни в Австралии мне не удалось завести какое-либо существенное количество русскоговорящих друзей. У меня нет цели общаться с людьми, только потому что они говорят на моем родном языке. В Брисбене есть, кажется, даже два русских клуба, несколько русскоговорящих фейсбучных групп, русские магазины. Я покупаю гречку. Я русская, ребят! Мне кажется, все эти истории с гетто, когда люди объединяются по принципу языка, — это какой-то провал в стратегическом плане. Не то чтобы я пытаюсь быстренько обавстрализироваться — такой задачи тоже нет. Я по-прежнему много общаюсь со своими русскими друзьями, слежу за новостями, пишу блог по-русски в конце концов. У меня просто нет потребности искать живых русских здесь, чтобы поговорить на русском и поделиться своей древнерусской тоской. Я лучше сестре или родителям позвоню.

Будущее.

У меня рабочий контракт на четыре года, я не планирую его разрывать, но и сформированного решения о том, чтобы оставаться тут навсегда, у меня нет.