August 19, 2019

Всем хало! А вот и моя история подоспела. Наливайте себя чаек и читайте. 

До переезда я никогда не была в Исландии, но очень хотела сюда попасть. Естественно, в голове у меня были какие‑то образы. В университете мы читали «Старшую Эдду» (поэтический сборник древнеисландских песен о богах и героях скандинавской мифологии), и я думала: какая же крутая страна, какой они крутой эпос написали! Я любила Бьорк, просматривала всякие новости о мэре Рейкьявика Йоне Гнарре, который, переодевшись в женское платье, разбрасывал розы на гей-параде под музыку Леди Гаги. Все это так меня удивляло, казалось, что это такая странная страна.

Я из Димитровграда, отучилась на журфаке МГУ, а потом поступила в Лапландский университет в Рованиеми (столица Лапландии) в Финляндии. Пока жила там, была редактором русскоязычного сайта про Арктику (сейчас он уже не работает), писала диплом на тему «Образ Арктики в глобальных медиа», проходила практику в секретариате Университета Арктики — организации, объединяющей университеты и другие учреждения, связанные с этой темой.

У меня был приятель, который переехал на работу в организацию Arctic Portal в Исландию. Я написала ему и спросила, нет ли у них места для практиканта. С его начальством мы договорились, что стажировка будет оплачиваемая и что мне помогут с переездом и с поиском жилья.

Я начала собирать документы на визу. Процесс был довольно муторный: например, мне надо было предоставить справку об отсутствии судимостей, ради которой пришлось на два дня смотаться из Финляндии в Россию. Довольно долго ждала решения от исландского Директората иммиграции. Пришлось даже попросить моего будущего начальника позвонить им, чтобы ускорить процесс. Это сработало. Вскоре мне выдали разрешение жить в Исландии, и я стала собираться.

Сколько стоит жизнь в Исландии.

В Акюрейри живут 20 тысяч человек, но тут есть аэропорт, несколько международных организаций, университет, огромный культурный центр и две библиотеки! Общественный транспорт в Акюрейри бесплатный (в Рекьявике, например, наоборот): власти просто посчитали и решили, что так будет легче. По российским меркам его мало, и в основном это автобусы. Многие люди передвигаются на машине, здесь довольно много электрокаров. Не представляю свою жизнь без машины! Бензин стоит, конечно, дорого. 95-й — 220 крон за литр (1,6 евро, или 121 рубль). Но на велосипеде мне было бы тяжело из‑за особенностей местности, а общественный транспорт ходит примерно раз в час. Мы с молодым человеком купили машину, а потом еще одну. Понимаю, как это звучит, но это на самом деле необходимость. У нас с ним очень разные графики.

Когда мы только переехали, исландская крона очень поднялась, а сейчас сильно просела, поэтому трудно говорить о ценах. За комнату, где мы жили в первое время, мы платили 60 тыс. исландских крон. Сейчас это примерно 430 евро (около 33 тыс. р.), а в 2016 году это было около 550–600 евро (примерно 42–46 тыс. рублей). Когда мы переехали в другое жилье, мы платили 100 тысяч исландских крон в месяц (728 евро, примерно 55 тыс. рублей). Это была уже отдельная квартира со спальней и общей комнатой. Сейчас мы живем в другом месте, но платим в этом же диапазоне. Для Исландии это очень недорого. В Рейкьявике за такие деньги ты снимешь разве что комнату где‑нибудь. Мы живем в четырехэтажном доме, но первый этаж занимает ресторан, второй и третий — офисы, а наша квартира — единственная в доме.

В крупных городах есть еще девятиэтажки, мы их называем «небоскребы».

Электричество и вода в девяноста девяти процентах случаев включены в оплату. Там, где мы раньше жили, в оплату также входил интернет. Это зависит от лендлорда, то есть арендодателя. Сейчас я пользуюсь мобильным интернетом и просто раздаю его себе на ноутбук. За безлимитный доступ плачу 7 тыс. исландских крон (50 евро, или 3,8 тыс. р.).

Но честно скажу, что интернет здесь по сравнению с Москвой так себе, довольно медленный.

Я не слишком часто обращалась здесь за медицинской помощью, но все мои столкновения с системой здравоохранения были весьма приятными. Когда я приехала, мне как негражданину ЕС надо было пройти флюорографию, чтобы удостовериться, что я не больна туберкулезом. Страховка этого не покрывала, и анализ обошелся мне в 13 тыс. крон (94 евро, или около 7 тыс. р.). А вообще, если у тебя есть номер социального страхования (ты получаешь его, если у тебя есть работа) и ты прожил полгода в Исландии, то здравоохранение обходится значительно дешевле. Тогда отдельно за страхование платить не надо, даже если ты потеряешь работу и не будешь отчислять никаких налогов. Недавно я была у врача и заплатила 1,2 тыс. крон (8,6 евро, или 650 р.). Это я просто с улицы пришла и 40 минут ждала. А дантисту пришлось бы заплатить несколько сотен евро: здесь стоматология стоит очень дорого.

Как работается в Исландии.

По статистике, в Исландии крайне низкая безработица. Это значит, что рабочих мест на всех хватает и даже появляется излишек. Многие люди из разных стран ЕС работают здесь сезонно — например, в отелях. Развивается туристический сектор, соответственно, востребованы все, кто связан с обслуживанием туристов. Хотя, конечно же, иностранцы работают везде: в университетах, на электростанциях, в строительстве, во всем, что связано с переработкой рыбы. В IT тоже есть работа.

Средняя зарплата в Исландии? Могу назвать минимальную — в расчете на евро — примерно 1500 (примерно 114 тыс. р.). Естественно, если ты работаешь не 40 часов в неделю, а 20, ты можешь меньше получать. Но по моим ощущениям, ты не умрешь с голоду, даже если будешь работать совсем немножко.

Я проработала в Arctic Portal девять месяцев. Эта организация отвечает за информационное сопровождение в нескольких международных проектах, связанных с Арктикой, и я была ассистентом менеджера по коммуникациям, даже попробовала себя в качестве проджект-менеджера. К сожалению, проработав в этой организации некоторое время, я поняла, что у нее достаточно плохая репутация в Исландии, которая медленно, но верно распространяется за границу тоже. Достаточно сказать, что никто в Исландии не выдает ей никаких грантов и не хочет работать с моим начальником. Несколько бывших сотрудников сейчас судятся с ним, пытаясь получить недоплаченные им деньги. О моем начальнике даже вышла статья в местной газете с комментариями бывших сотрудников и представителей профсоюза. Я поняла, что мне тяжело работать в таких условиях, и по окончании стажировки ушла в никуда. Кстати, последнюю зарплату он мне тоже так и не выплатил.

Так как мой парень нашел хорошую работу, мы решили остаться в Акюрейри. После практики я работала в местном Центре исследования туризма: сначала на полную ставку, но теперь занимаюсь отдельными проектами. Сейчас их мало, летом работы гораздо больше. По сути, работаю со статистикой. Например, летом я ездила по Исландии на машине и разговаривала с туристами об их опыте, о том, что им нравится или не нравится, узнавала, как они путешествуют, а потом все это систематизировала и писала отчеты.

Об исландском климате.

В конце августа, когда мы только переехали, нас встретила очень противная погода: шел дождь, было холодно. Это первые впечатления. Погода меняется очень быстро. Осенью и весной в течение пяти минут может пойти дождь, снег, а потом засветить солнце.

В России теплое лето и холодная зима. А в Исландии не слишком холодная зима и не слишком теплое лето. Редко температура опускается ниже минус 10, но, когда дует ветер, ощущение, что это очень холодно. А летом температура не поднимается выше 20 градусов, но это тоже чувствуется по-другому. Например, при 20 градусах в Москве мне хочется на себя что‑то накинуть, а здесь 20 градусов ощущается как реально теплая погода. То ли это по контрасту так, то ли из‑за климата. А еще бывает, что вроде как октябрь и пасмурно, а выходишь на улицу — тепло.

Я думаю, что это влияние Гольфстрима.

По сравнению с Финляндией здесь в домах очень классно топят. И надо сказать, что из кранов течет чистейшая вода. Более вкусной воды, чем в Исландии, я не пробовала нигде. Если ты включаешь горячую воду, то из крана льется кипяток и ты реально можешь обжечься.

О дружбе и общении с местными.

Я считаю, что, в какой бы ты стране ни жил, важно учить язык этой страны. Это сразу же продвигает тебя вглубь местного комьюнити, ты быстро находишь друзей. Гораздо легче стать своим, если людям не надо напрягаться, разговаривая с тобой, при этом в Исландии можно совершенно спокойно жить, разговаривая только на английском языке. Более того, я знаю людей, которые ни на английском, ни на исландском не разговаривают, а живут здесь уже 13 лет и каким‑то образом умудряются работать и покупать жилье. Я учила и учу исландский, но мне он довольно тяжело дается. Это скандинавская группа германских языков. Если ты знаешь какой‑нибудь скандинавский язык, то выучить исландский будет легко. Думаю, знание немецкого тоже помогло бы. Мне кажется, моя голова рассчитана на ограниченное количество языков, и, возможно, я их уже все исчерпала. По работе я пользуюсь английским.

После переезда я год училась здесь по программе, которая называется «Полярное право», в дополнение к моей программе в финском университете. Поначалу я больше всего общалась со своими коллегами по работе и однокурсниками, но потом они все разъехались по своим странам — исландцев у нас не было. Сейчас мой основной круг общения иностранцы, которые тут работают, но есть и исландцы — все они с моей работы и обычно старше, чем я.

Самое мозговзрывающее об Исландии — это то, что здесь все родственники.

Есть сайт, который позволяет исландцу отследить свою связь с любым другим соотечественником. Еще люди очень любят писать и читать про своих родственников. Продаются, например, книги о разных семьях. Исландцы рассказывают, что в среднем незнакомые люди приходятся друг другу родственниками в шестом-седьмом колене. То есть нет такого, что ты встречаешься с человеком, а он твой двоюродный брат. На самом деле не все так страшно, как об этом говорят в СМИ.

Когда ты смотришь матч сборной Исландии по футболу рядом с каким‑нибудь мужиком, может оказаться, что в команде играет друг детства его сына. Все друг друга знают, знают футболистов, поэтому для них то, что маленькая Исландия вырвалась на большое соревнование (чемпионат мира по футболу), было особенно значимо. Когда Исландия играла с Аргентиной, все остановилось, все забросили свои дела. Кричали «хy!» и с замиранием сердца смотрели. А некоторые просто не могли смотреть от перенапряжения.

На этом завершу. Я думаю, что рассказ стал исчерпывающим. 

Ничего не бойтесь, пробуйте!


Оригинал: https://daily.afisha.ru/relationship/11016-zdes-vse-drug-drugu-rodstvenniki-istoriya-rossiyanki-pereehavshey-zhit-v-islandiyu/