May 16, 2020

Я переехала на Крит из Челябинска к будущему мужу-греку. Если бы не Янис, я бы не решилась менять страну. Когда мы познакомились летом 2016 года, мне было почти 30 лет. У меня была любимая престижная работа в сфере пиара, квартира в центре города, для счастья не хватало только семьи. В первый же вечер Янис сказал мне очень уверенно: «Мы поженимся».

Я приезжала в отпуск на Крит еще раз, потом будущий муж побывал у меня в гостях. Мы сильно скучали друг по другу, и в итоге через год знакомства зарегистрировали брак в мэрии Херсониссоса и смогли наконец жить вместе. Как жене грека мне предоставили вид на жительство.

На работу я пока не вышла. Рынок труда в курортном городке специфический — все для туристов. Требуются в основном продавцы, официанты, уборщицы. Я провела целый день в салоне фиш-спа и поняла, что это совсем не мое. Все, что я успела заработать, — деньги за перевод меню на русский.

А потом случилось радостное событие: 31 декабря 2018 года у нас родился сын Александр, названный в честь Македонского. Греки такие патриоты, каких поискать, они очень гордятся своей историей. То, что показывают в фильме «Моя большая греческая свадьба», — чистая правда. Как и главный герой киноленты, отец семейства хотел всем доказать, что он — потомок Александра Великого. И много других моментов очень правдивых, без всякого преувеличения, как бы странно или смешно это ни выглядело в кино.

Например, у греков действительно огромные семьи, и все тесно общаются. Это человек тридцать только тетушек, дядюшек и двоюродных братьев. А есть еще троюродные, тоже достаточно близкие. У моего мужа семья по материнской линии собирается каждый год в середине августа. Все 600 человек явиться не могут, кто-то живет на материке или за границей, но человек сто приезжает. Род идет от знатного византийца, которого много сотен лет назад прислали на Крит сеять цивилизацию.

Семьи часто живут в соседних домах, как это показывают в фильмах. Рядом с родителями мужа живут три сестры матери и почти все их дети. Они постоянно ходят друг к другу в гости без приглашения, потому что это одна семья. Наверное, мне повезло, что мы живем отдельно, не в городе, а в деревне, и внезапные гости у нас появляются редко.

Такие большие семьи здесь потому, что детей должно быть много. Один ребенок — это вообще не семья, два — мало, а три — среднестатистический показатель. Лучше всего пять. Я смотрю на греческих матерей, удивляюсь и восхищаюсь. Как будто у них есть дополнительные руки для каждого ребенка. К примеру, как-то я наблюдала на пляже женщину с тремя маленькими детьми: она смогла поставить палатку, разложить вещи, поплавать и с полуторагодовалыми близнецами, и окунуть в воду трехмесячного малыша. Все были очень организованные, счастливые, никто не капризничал из-за недостатка материнского внимания.

Я все еще продолжаю удивляться грекам и постигать местный менталитет. Самым сложным для моего понимания оказалась греческая неторопливость (наверное, отсюда идет миф об их лени). Нас с детства воспитывали в духе «не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня». Греки, напротив, говорят «завтра, послезавтра». То есть все, что можно отложить, они обязательно отложат. Если, конечно, не пожар.

Сначала я категорически этого не понимала, но спустя время поняла, что это очень мудро. Откладывание на завтра учит расставлять приоритеты и не страдать от мук совести из-за того, что нужно сразу все успеть, а в противном случае день прошел зря. Наверное, поэтому здесь чаще улыбаются. Но ленивых не так много. Не каждый сможет работать весь сезон, а это полгода, практически без выходных, по 10-12 часов. А если это твой собственный бизнес, то и больше. В оставшиеся полгода желательно найти еще одну работу.

В целом греки похожи на русских. Это очень заметно в государственных учреждениях, вплоть до деталей: очереди, ручки с примотанными скотчем веревочками, чтобы не украли. Нередко случается, что нужно донести какую-то справку просто потому, что вы что-то уточняли позавчера, а вчера правила поменялись.

Напоминает о родине и бесплатная медицина. Однажды я попробовала сдать анализы в обычной больнице, и там были огромные, хоть и электронные очереди. Пробирки с анализами нужно было относить на другой этаж самостоятельно. В итоге из десятка анализов результат был только по двум, остальное то ли потеряли, то ли не доделали. Гораздо проще оказалось сделать все платно и рядом с домом. Там все четко, результаты присылают на электронную почту. Мы предпочитаем обращаться к частным врачам: специалистов довольно много, есть даже русскоговорящие, и прием стоит примерно одинаково — 30 евро.

Русских в Греции очень любят. Пожалуй, больше, чем во всех других странах мира. И не только потому, что наши соотечественники умеют хорошо отдохнуть и потратить все заработанные за год деньги. Оба народа — православные, у нас общая история, много схожих традиций. Поэтому русскоговорящих эмигрантов в Греции не просто много, а очень много — со всего бывшего СССР. Кто-то переехал еще в 90-е, кто-то недавно, как я. Некоторые находятся здесь ради работы в жаркий сезон, а на зиму уезжают домой. Много русских жен.

Мой муж Янис — фермер. Он занимается оливками: ухаживает в течение года за деревьями, собирает урожай и отвозит на фабрику, где отжимают масло. С владельцами угодий муж составляет договор, какие работы он обязан выполнять. Обязательный момент — готовое масло с владельцем участка делится пополам. Некоторые семьи сами собирают оливки, но, к примеру, одиноким бабушкам удобнее сотрудничать с такими фермерами, как Янис. Кроме масла, деревья дают фермеру дополнительный заработок — дрова. Сухие ветки идут на продажу. Часть дров — наши, мы топим дом без экономии.

Быт на Крите сильно отличается от привычного россиянам. Здесь нет необходимости в централизованном отоплении. Температура может резко поменяться даже в течение суток. Днем даже зимой можно ходить на солнце в футболке, а на ночь уже надо топить, потому что из-за высокой влажности в домах очень сыро. Печки или камины стоят далеко не у всех, многие пользуются обогревателями. Горячая вода, соответственно, — тоже личная забота каждого. У кого-то электрические нагреватели, у других — солнечные батареи, у самых хитрых есть и то, и другое. Первое — дорого, второе — зависит от погоды. Газ к жилью тоже не подведен. Либо готовят на электроплитах, либо на плитках с газовым баллоном.

Первое время бытовые трудности очень напрягали. Я не привыкла греть воду, боялась разжигать печку, газ в баллоне внезапно заканчивался в процессе приготовления обеда… Теперь это кажется мелочами. Есть много вещей, из-за которых я глубоко полюбила Крит и не планирую отсюда уезжать. Здесь удивительной красоты природа. В разных уголках острова пейзажи хороши каждый по-своему. Пляжи, бухты, горы, пещеры, оливковые рощи… Я не смогу жить без самых лучших в мире критских продуктов — кофе, фрукты, овощи, оливковое масло, мед. Но самое главное — здесь моя семья, здесь я смогла найти настоящее счастье.

Домой съездить пока не получилось, но мы особо и не планируем осуществлять это в ближайшее время. Сложно представить, как после четырех критских зим я буду снова ходить по снегу, поскальзываться на льду. Не хочу! А значит, и не буду! 

Всегда ставьте на первое место свои желания, тогда вы будете счастливы!