July 25, 2020

Я родилась и выросла в Беларуси и жила здесь самой обычной и ничем не примечательной жизнью: училась, как принято говорить, «на самом престижном факультете самого престижного вуза страны» – на ФМО БГУ. В свободное время смотрела сериалы, не занималась спортом или каким-то саморазвитием и не очень-то любила выходить на улицу.

Живя в Беларуси, я не могла назвать себя счастливой и всю жизнь мечтала переехать – но не верила в то, что это возможно. Моей главной мечтой всегда были Гавайи – но я даже не знала, как заработать хотя бы на путешествие туда.

Все изменилось, когда однажды на последнем курсе универа я услышала, как мои одногруппницы обсуждали Work & Travel. И тогда я очень сильно загорелась идеей уехать в Америку и заработать денег. Я твердо решила лететь: внесла часть суммы на программу, а затем пошла к родителям с расчетом на то, что остальные деньги они дадут мне в долг.

Для моей семьи это не было проблемой, но родители, к моему удивлению, отреагировали не так, как я рассчитывала: они не хотели меня отпускать, говорили, что я несамостоятельная, неприспособленная, не умею работать и не выдержу конкуренции в США, поэтому лететь мне никуда не надо.

Я со слезами объясняла, что это последний шанс и поездка может изменить мою жизнь, и в конце концов они сдались: не хотели, чтобы я винила их в упущенной возможности.

Так я поехала по программе в штат Делавэр, успела влюбиться в Америку и заработать кучу денег. А когда поняла, что официант в США зарабатывает 200 долларов за смену, окончательно потеряла смысл учебы и жизни в Беларуси.

Домой я вернулась полная уверенности, что могу все, и с целью выучить английский в совершенстве. Родителям свою целеустремленность я уже доказала, но останавливаться на этом не собиралась.

4000 долларов, которые я заработала за лето, я решила потратить на свою мечту – путешествие на Гавайи. Очень долго искала себе компанию, но лететь так далеко никто не хотел, потому что очень дорого: если сравнить цены на похожие направления, то отдых в Таиланде или на Филиппинах обойдется в 10 раз дешевле. В общем, по итогу я открыла туристическую визу и улетела одна.

Я пыталась добраться как можно дешевле и выбирала перелет с пересадками, а в пути практически не спала. Дорога до города Гонолулу заняла 48 часов, и я безумно устала, но даже с учетом этих обстоятельств первое впечатление о Гавайях было слишком хорошее.

Когда я вышла из самолета и ступила на гавайскую землю, я почувствовала себя так, как никогда не чувствовала раньше, – на своем месте, там, где я должна быть. В Беларуси, к сожалению, такого ощущения у меня не было никогда.

Пока я доехала на такси до своего отеля, я поняла, что это лучшее место на Земле, – а мне было с чем сравнивать, ведь до этого я была во многих странах. Возможно, это прозвучит странно, но в тот момент я почувствовала, что это место, где мне суждено остаться.

Я собиралась пробыть на Гавайях до того момента, как у меня не закончатся деньги. А пока они были, наслаждалась местной природой, много знакомилась и общалась людьми – как с иммигрантами, так и с американцами.

Но прошло три месяца, финансы почти закончились, а шанса остаться здесь так и не появилось. Помню, я сидела на лавочке и думала: неужели я ошиблась? Неужели ничему не суждено случиться и через пару недель я улечу домой? И в этот момент я услышала рядом мужской голос, который сказал мне: «Привет».

Так я познакомилась со своим будущим мужем. Первое, что бросилось мне в глаза, – его внешность, так сильно мне не нравился еще никто. Из-за этого я начала сильно смущаться, и наша беседа ограничилась несколькими фразами, после которых я ушла. Но мы пересеклись еще раз и продолжили общение. Следующий день мы провели вместе, а на третий день он неожиданно признался мне в любви.

Сказать по правде, его слова меня очень расстроили – какая, блин, любовь, когда мы знакомы три дня? Это показалось мне совершенно несерьезным. Но, как оказалось позже, этот человек действительно был настроен крайне решительно. Я и сама безумно влюбилась – он казался идеальным во всем.

Но я понимала, что отношения на расстоянии не сработают: ездить на Гавайи часто я не смогу, из-за его работы мы не могли бы видеться на нейтральной территории, и единственным шансом для нас остаться вместе была свадьба.

Конечно, я осознавала, что до того как создать семью, он хочет узнать человека ближе, и уже смирилась с тем, что уеду в Беларусь с разбитым сердцем. Через две недели наших отношений мы поговорили об этом – и он неожиданно сделал мне предложение, потому что не мог отпустить меня обратно. Это был очень серьезный поступок, ведь, женившись на мне, он брал на себя ответственность и подписывал спонсорские документы, которые обязывают содержать своего супруга-иммигранта до получения гражданства. 

Я не сомневалась в том, что хочу остаться здесь с этим человеком, но не знала, как на такое отреагируют мои родители: я единственный ребенок в семье, и меня всегда очень сильно опекали. А остаться на Гавайях значило приезжать домой крайне редко и оставить в другой стране родителей, которые хотели всегда быть рядом.

Но с этим вопросом проблем не возникло: моя семья решила, что если буду счастлива я, то счастливы будут и они. И я очень благодарна им за такое неэгоистичное решение. Через две недели мы расписались, а свадьбу с родственниками и друзьями сыграли позже.

С документами все решилось очень просто: мой муж военный, и его преимущества во многом помогли – например, услуги адвоката для нас были бесплатны.

Иммиграционное интервью тоже прошло без проблем, хотя я слышала много пугающих историй о том, как проверяют, не фиктивный ли у вас брак: допытываются, разводят по разным комнатам, задают провокационные вопросы.

Наше же интервью проходило в формате: «Привет, ребята, давайте поговорим о том, как вы познакомились». Мы рассказали, как начали встречаться и почему решили пожениться, – и на этом все закончилось.

На самом деле есть теория, что иммиграционная полиция следит за парами, мониторит их соцсети и читает личные сообщения – если брак фиктивный, об этом знают заранее и на интервью просто пытаются вывести людей на чистую воду. А если узнают, что все по-настоящему, то толком ни о чем не спрашивают, как это было у нас.

Кстати, благодаря работе мужа я могу быстрее получить гражданство: спустя всего полтора года после свадьбы я уже подала документы. А после того как я его получу, в Штаты смогут переехать и мои родители, и для меня это огромный плюс.

На Гавайях моя жизнь изменилась коренным образом: я научилась хорошо серфить, и от этого мое телосложение сильно поменялось, стала много времени проводить на свежем воздухе, загорела и начала чувствовать себя по-настоящему счастливой – не знаю, может, это солнце вырабатывает гормоны счастья?

Каких-то ощутимых сложностей с адаптацией у меня не возникло: к моменту переезда у меня был хороший английский, а к трудностям понимания американского акцента я адаптировалась еще во время Work & Travel.

Гонолулу – это столица и крупнейший город штата Гавайи.

Природа на Гавайях просто ошеломительна: тут есть и водопады, и огромные зеленые горы, и шикарные пляжи. А какой здесь океан! Я еще нигде не видела, чтобы волны были такими большими, а вода такой кристально чистой.

А еще тут очень мало насекомых, в отличие от других тропических стран: даже если ты будешь три часа пробираться через джунгли к водопаду, тебя максимум укусит пару комаров. К тому же здесь нет хищников, змей и вообще чего-то ядовитого или опасного.

На Гавайях я стала работать party-фотографом в ресторанах на крупную компанию – фотографировать свадьбы, вечеринки и другие торжества. Минимальная зарплата здесь – 10 долларов в час, и изначально я получала столько. Хотя за такие деньги тут не работает, по сути, никто – везде платят хорошие чаевые, и эта сумма вырастает вдвое.

Гавайи считаются самым дорогим штатом Америки, но я не могу сказать, что разрыв в ценах по сравнению с другими штатами слишком большой.

Ну что, я осуществила свою мечту! 

Хочу, чтобы так было у всех! 

Больше счастливых людей делают наш мир прекрасным!