January 10, 2020

В Израиле я живу уже шесть лет с момента окончательного переезда. До этого я приезжала сюда по программе Маса.

Маса – программа, рассчитанная на пять или десять месяцев. Разновидностей программы много, но все в основном направлены на знакомство со страной, изучение иврита. Есть варианты, когда можно проходить стажировки, изучать какое-то интересное участнику направление.

Я была сначала на программе по искусству и затем взяла ещё одну в Иерусалиме. Затем вернулась в Беларусь и оттуда уже готовила все документы для переезда в Израиль.

Изначально я приехала в Иерусалим по программе абсорбции от еврейского агентства Сохнут, которая предназначена для молодых людей с высшим образованием и еврейскими корнями с разных стран мира. Мы жили в центре абсорбции в Иерусалиме, там же учили язык и «вливались» в жизнь. Программа длилась полгода, затем я ещё год прожила в Иерусалиме и после переехала в Тель-Авив, так как нашла работу в театре.

Переехала я в Израиль, так как у меня есть еврейские корни и я имею право на репатриацию (Закон о возвращении). Сразу же в аэропорту получила удостоверение личности и стала гражданкой Израиля. Через год я получила паспорт, дающий возможность въезжать без виз в огромное количество стран (около 160). Но не во все – например, в Америку и Австралию виза нужна. Сейчас закон упростили, и такой паспорт получают сразу же по приезде вместе с удостоверением личности. 

Адаптация.

Скажу честно – адаптироваться непросто. Я приехала в страну без знания языка и фактически начала жизнь с нуля. Мне было тяжело первый год. Очень повезло, что первые полгода я жила в центре абсорбции, где нам помогали с базовыми административными вещами: открыть счёт в банке, получить страховку в больничной кассе и т. п. И также повезло, что у меня здесь были друзья и родственники, всегда готовые помочь. Но после полугода жизни в центре абсорбции пришлось разбираться с тонкостями поиска жилья, работы самой.

Центр абсорбции – это что-то вроде пионерского лагеря для тех, кто приезжает в страну по одной из программ репатриации. Жили мы в комнате с ещё одной девочкой – это было что-то вроде мини-квартиры, где помимо жилого помещения была мини-кухня и санузел. В течение полугода каждый месяц государство выделяет определённую сумму – около $500-600, из которой вычитаются расходы на питание, проживание. Учитывая, что жили и питались мы на территории центра, конечно, затраты эти были существенно ниже, чем если бы я сразу приехала в Иерусалим самостоятельно.

Кстати, услугами центра абсорбции могут воспользоваться и те, кто переезжает не по программе репатриации, а, к примеру, по работе. К вам прикрепляют консультанта, которому вы можете позвонить и узнать интересующие нюансы: как оформлять договор на квартиру, открыть счёт в банке и т. д. Конечно, жить вы в центре не сможете, но зато быстрее адаптируетесь.

Несмотря на сложности, начинать жизнь в новой стране было интересно. В первый год возникали мысли вернуться обратно, особенно в моменты, когда я была без работы и без нормального жилья. Как говорят здесь, тяжело первые три года – потом становится легче.

После переезда в Тель-Авив тоже было непросто в моральном плане: все мои друзья и знакомые остались в Иерусалиме, в Тель-Авиве я почти никого не знала. Поэтому были свои трудности, несмотря на то что появилась стабильная хорошая работа и жильё.

Язык.

В Беларуси я иврит не учила. Впервые столкнулась с этим вопросом на программе Маса – в течение пяти месяцев ходила на занятия, учила язык до обеда каждый день, после ездила на экскурсии и разные мероприятия. После переезда также учила иврит в центре абсорбции полгода. После ещё проходила дополнительные курсы.

Выучить иврит мне было легко: для меня этот язык очень понятный, структурированный, логичный. Конечно, поначалу можно обойтись русским и английским, который здесь также хорошо знают. Но вообще я не представляю, как тут жить без знания иврита. У тебя гораздо меньше возможностей. Да и странно для меня – не учить язык той страны, в которой собираешься долго жить.

Образование.

По образованию я театральный режиссёр и педагог (училась в Беларуси). После переезда я подтверждала свой диплом. У меня на тот момент уже было подтверждение, что иврит я знаю на высоком уровне, потому со сдачей языкового экзамена вопросов не было. Плюс я высылала документы в Министерство образования, где подтвердили мою специальность. Если захочу преподавать в школе – мне достаточно наработать соответствующий стаж в течение года и пройти проверку, чтобы получить лицензию.

Уже в Израиле я училась в магистратуре по специальности «Искусствоведение». Программа рассчитана на два года, но проучилась я только один – оставила, решив, что для будущей работы это не нужно. Но зато это был интересный опыт и дополнительное совершенствование языке, так как все лекции читали на иврите. Образование для меня было бесплатным: новые репатрианты в возрасте до 31 года могут свободно учиться в местных университетах, если поступят в течение первых трёх лет.

Местное образование, конечно, очень отличается от белорусского, так как программу я практически формирую сама: есть базовые предметы, но большинство я могу выбрать с учётом количества часов, которые мне положены, составить удобный график. В итоге, когда училась, я приезжала в университет всего два-три раза в неделю.

Работа.

Найти работу по профессии мне было сложно, не легче, чем в Беларуси. Израиль – не то место, куда следует ехать творческому человеку реализовывать свои амбиции. Поначалу я работала в Сохнуте: занималась вопросами, связанными с репатриантами, экскурсиями. Рассылала резюме по своей специальности, куда только можно. Но так как потребовались деньги, пошла работать в магазин товаров для дома. Пробыла я там всего месяц – совершенно не моя деятельность, хотя уровень разговорного иврита очень сильно подняла за это время.

И только после на моё резюме, которое я послала в театр в Тель-Авиве, откликнулись, и я переехала. Сейчас работаю не совсем по специальности – я администратор зала на вечерних спектаклях и ассистент режиссёра на некоторых проектах.

Очень часто репатрианты из моей профессиональной сферы открывают в Израиле мини-театры, организуют обучающие кружки для детей, реализуют собственные проекты. В общем, каждый крутится, как может.

Вообще в стране «простой» работы очень много. К примеру, если ты готов трудиться продавцом, консультантом, официантом и только сегодня приехал в страну – завтра у тебя уже будет место.

Причём даже получая минимум (сейчас минималка в час – $8,3), конечно, шиковать не удастся, но снимать хотя бы комнату и позволить себе нормальное питание ты сможешь. К примеру, зарплата у меня сейчас ниже среднего, но я снимаю жильё, могу позволить себе хорошую еду и выезды в Европу несколько раз в год. Представить себе что-то подобное в Беларуси на аналогичной должности мне сложно.

Об израильтянах.

В Израиле огромное количество русских. Но общаюсь я и с коренными израильтянами, и с теми, кто переехал по той же программе, что и я. Израильтяне, как и многие восточные народы, очень открытые. С ними очень легко общаться, быстро находишь общий язык. К примеру, приходите вы впервые в магазин – и тамошний продавец вовсю начинает расспрашивать, как ваши дела, используя дополнительно массу существительных вроде «брат», «сестра», «красавица», «дорогая», «куколка», «малышка», «сладкая»… И это при том, что человек вас совершенно не знает.

Мне поначалу было сложно адаптироваться к такому «панибратству» – всё же атмосфера в Беларуси более холодная: народ более замкнутый, менее эмоциональный. Но со временем мне это даже понравилось – в такой обстановке быстро учишься открытости и простоте общения.

Вообще израильтяне – народ очень горячий, шумный, темпераментный. И это здорово, но иногда мешает, так как может перетекать в раздражающие формы: крикливость, чрезмерную эмоциональность, иногда даже бескультурье.

Когда я только переехала в Израиль, первое, что меня сильно удивило, – дружелюбие и сильное желание помочь со стороны израильтян.

К примеру, ты можешь случайному знакомому, на улице или в магазине, сказать, что ты репатриант, приехал один – и тебя тут же зовут в гости, на Шабат. Нередко местные дают новым приезжим посуду, одежду, вещи, то есть помогают обустроиться на новом месте. Я постоянно встречала желание помочь у абсолютно незнакомых людей – и мне это было очень непривычно.

Если бы сейчас мне предложили вернуться в Беларусь, даже с перспективой высокой зарплаты, – ни за что бы не вернулась. Я переезжала в Израиль не за «красивой жизнью», а больше по идеологическим соображениям. Я люблю эту страну. Мне нравится климат и разнообразие природы: в любой момент я могу прогуляться к морю или съездить на выходных в горы. Из солнечного лета попасть в зиму.

Будучи в Израиле, я начала знакомиться с миром – появилась возможность путешествовать. Да и в самой стране жить интересно: постоянно проводят культурные мероприятия – нет проблемы, куда сходить в свободное время. Мне нравится открытость людей – пожалуй, отвыкнуть от неё я уже не смогу. Когда сейчас приезжаю в Беларусь, замечаю, что тамошний менталитет меня уже слегка напрягает. В частности, местная терпимость: «как есть – так и хорошо», закрытость, отстранённость друг от друга.

Я стала проще относиться к жизни, к себе, меньше обращать внимание на внешнюю оболочку: здесь никого не волнует, как ты одет и как выглядишь. С одной стороны, это расслабляет, с другой – позволяет не волноваться о ненужных вещах.