May 08, 2021

В 16 лет я ездила от промышленно-коммерческого лицея на практику в Данию. Мне очень понравилось в Европе, и я подумала, что хорошо бы туда переехать. После школы я поступила на заочку на экономиста, но не доучилась и не жалею об этом, потому что всегда хотела в медицинский. Однажды познакомилась в Facebook с немцем, мы какое-то время общались на английском, он несколько раз приезжал в Россию. А потом я сама решила ехать в Германию.

Мне тогда было 20 лет. Я нашла в интернете семью в городе рядом с Ростоком, которой нужна была няня для детей. Мы оформили контракт, я собрала документы, съездила в немецкое посольство, прошла собеседование и получила рабочую визу. Это обычная история, многие девочки из России уезжают так в Германию, чтобы работать.

Немецкий я знала на уровне «А1»: «Здравствуйте, меня зовут Катя, до свидания». Конечно, было страшно. Когда я приехала в Германию, то в первый вечер плакала в своей комнате, осознав ситуацию: я в другой стране, совсем одна, с немецким языком все плохо. Когда мне что-то быстро говорили, я вообще ничего не понимала и была растеряна. Но — контракт подписан, поэтому на следующий день я взяла себя в руки.

Я жила в очень обеспеченной семье с тремя детьми — мальчиками дошкольного возраста. В основном я занималась малышом, которому было полтора года, он ещё не ходил в садик. Было классно, что он начинал разговаривать — и я вместе с ним. Он учил названия зверюшек и цвета — и я учила зверюшек и цвета. В итоге он начал говорить, но с русским акцентом. И его мама сказала: «Ну да, понятно…». Я до сих пор общаюсь с этой семьёй, раз в два-три месяца езжу к ним в гости, а этот самый мальчик приезжал ко мне летом на пару дней. Ему уже шесть с половиной, мы ходили в зоопарк, на море…

Няней я проработала десять месяцев. А потом переехала в Росток, работать с пожилыми людьми — измерять давление, колоть инсулин, раздавать таблетки. Это учреждение, где пожилые люди живут в комнатах с отдельным туалетом и ванной, у каждого есть своя мебель и свои вещи. Есть также общие кухни, где можно приготовить покушать.

Мне моя работа дико понравилось, поэтому я осталась учиться на том же предприятии. Обучение длилось три года по системе Ausbildung: месяц учишься, месяц практикуешься и тебе за это ещё и зарплату платят. В прошлом августе я получила сертификат старшей медсестры общей практики, теперь я могу работать в больницах или в реабилитационных центрах, например.

Весной я хочу продолжить обучение, чтобы получить профессию врача-натуропата. Это врач, который практикует физиотерапию, акупунктуру, лечит настоями трав. Обучение длится два года, занятия проходят по выходным, платить буду сама — 300 евро в месяц. В принципе, это терпимая сумма, тем более, что по будням я смогу работать. После этого ещё год нужно будет учиться, чтобы получить специализацию — например, если я хочу заниматься только пожилыми пациентами или беременными.

Росток поменьше Владимира, но тут всё намного интереснее, как мне кажется. Например, у нас есть море и разные пляжи. Есть с песочком, есть с камушками, есть меловые скалы на острове Рюген. Здесь на пляжах довольно распространен нудизм, я сначала очень пугалась этого, а теперь спокойно отношусь — почему нет? А еще Росток считается туристическим городом, но сюда приезжают отдыхать не иностранцы, а сами немцы.

В Ростоке интересно устроены районы. Есть кварталы, где живёт преимущественно молодёжь, там допоздна может играть громкая музыка, там прямо у дома ставят грильницы, жарят мясо, общаются. Если идёшь мимо, тебе говорят: «Привет, присоединяйся к нам!». Есть районы, где живут в основном русскоговорящие жители или сирийцы. Это такие спальные кварталы, мне одной там страшновато жить. И есть районы, где живут обычные добропорядочные немцы, где в 7−8 вечера ни в одном окне не горит свет, потому что все уже спят. Вот это хорошо для меня. Я работаю по сменам, иногда с 6.30 утра, и мне спокойнее именно в таком районе жить, а не в молодёжном.

Здесь все в основном живут на съёмных квартирах, очень редко у кого жильё в собственности.

Молодёжь часто снимает совместное жильё, например, «трёшку» на двоих или четырёхкомнатную квартиру на троих. У каждого есть своя спальня и есть общая гостиная, где вместе с друзьями собираются, пьют пиво, смотрят телик и так далее. Это очень распространенный вариант для студентов. Я жила так полгода, но поняла, что мне нужно моё место, и сейчас снимаю однокомнатную квартиру. Что касается цен на жильё, то всё зависит от расположения. Если совсем «в низах», то «однушка» стоит 250−300 евро в месяц, а если в центре города, то уже 400−500.

Росток расположен на Балтийском море, и погода тут как в Питере. То есть не очень. Но летом здорово и до моря всего 20 минут — можно взять полотенце и поехать купаться. Я обычно купаюсь ближе к июлю, когда вода прогреется. Но вообще у нас есть классный бассейн на берегу, можно лежать в тёплой воде и смотреть на море.

Зимы в Ростоке нет, тут просто осень, которая длится шесть месяцев. Очень сыро, влажно, ветер дует и снега нет, к сожалению. Вот по чему я скучаю, так это по снегу. Если он идет вечером, ты радуешься, а утром просыпаешься — все зелено опять. Бывает слякотно, но тут нет луж! Я вспоминаю, что когда приходила в России домой, то была как свинюшка. А тут нет, честно! Можно ходить по дому в уличной обуви, максимум ты песок принесёшь. Но никакой грязи и обувь чистая.

У меня сейчас нет отношений, но немцы импонируют мне больше, чем русские. Русские мужчины считают, что жена должна варить борщи, сидеть дома и родить троих детей. А немцы дают больше свободы, это то, что мне нужно. Когда у меня был парень-немец, для него не было проблемой приготовить ужин, пока я на работе, сходить за покупками или развесить белье. Немцы более самостоятельные и с ними получаются равные партнёрские отношения. Что касается свадьбы или детей, то они подходят к этим вопросам более осознанно. Они заранее всё планируют.

Немцы в основной своей массе очень пунктуальные, и я сама стала такой же. Прихожу на работу за 20 минут — не знаю, зачем и почему, но это уже в крови. Если ты опаздываешь даже на 10 минут, то обязательно нужно предупредить. Но в любом случае это плохо. И нужно учитывать, что если ты придёшь позже назначенного времени, допустим, в парикмахерскую, то тебя уже не примут.

С парикмахерами отдельная история. Я обычно стригусь в России, у меня там есть свой парикмахер, которому я доверяю. Но тут я решила записаться в местную парикмахерскую. Первый вопрос, который мне задали: «Вы хотите, чтобы мы вам посушили волосы?». Я спрашиваю: «А как же не сушить-то? Не пойду же я с влажными волосами». Мне отвечают: «Вы можете сами посушить феном, потому что эта услуга — за отдельную плату». А теперь — шок-контент! Как вы думаете, сколько стрижка с сушкой стоит? 60 евро! Из них сушка — 7 евро. Это кошмар! Я решила — нафиг надо, поживу до февраля так, а потом в России постригусь.

Возвращаясь к стереотипам — немцы очень любят пиво, это правда. Пиво — это наше всё, и оно тут совсем другое, не как в России. Даже если это пиво одной и той же марки. А ещё почти в каждом более-менее большом городе есть своя пивоварня, что очень классно. Ты пьешь и знаешь, что это свежайшее местное пиво. И от него не особо пьянеешь, просто расслабляешься и отдыхаешь, это такой приятный релакс.

Ещё в Германии есть традиция по воскресеньям кушать яйца, сваренные вкрутую или всмятку. Я долго встречалась с немцем, и каждое воскресенье его мама шла варить яички. И обязательно нужно сходить в местную пекарню за булочками. Эти пекарни работают с самого утра, хотя те же супермаркеты по воскресеньям закрыты. Это, кстати, для меня до сих пор непривычно. Я в Германии пять лет и все равно иногда по воскресеньям иду с пакетиком в магазин, потому что забываю про этот график работы…

Мой круг общения состоит в основном из немцев. Здесь есть русскоговорящая община, но я не думаю, что мне нужно тесно общаться с бывшими соотечественниками. Если приезжаешь в другую страну — попытайся интегрироваться, попытайся узнать местную культуру. Иначе зачем было уезжать из России?

Стереотипов о русских много, конечно.

Немцы говорят: «Ой, вы же с детства пьёте водку, и ты, хотя и девочка, перепьёшь всех». Если я общаюсь с мамой по телефону, то немцы думают, что я злюсь. Спрашивают, почему я грубо разговариваю — они так воспринимают наш язык. Хотя некоторые, наоборот, просят сказать что-нибудь на русском, им нравится, как он звучит. Ещё многие меня спрашивают, как я отношусь к Путину и к происходящему в России. К сожалению, или, может быть, к счастью, я не интересуюсь политикой. Но немцы следят за тем, что происходит в нашей стране. Правда, я считаю, что местные СМИ передают не всю правду, стараются сделать из Путина плохого человека. И все его боятся.

Сейчас я каждый год получаю немецкую визу. А следующей осенью смогу подать документы на «бессрочную», она даёт все права, что есть у немцев, разве что голосовать не смогу. При этом виза только называется «бессрочной», на самом деле она действует до того момента, пока не закончится срок действия загранпаспорта. Чтобы её получить, нужно прожить здесь пять лет и заплатить определённую сумму налогов в пенсионный фонд. С гражданством вопрос обстоит немножко сложнее, но мне оно пока и не нужно. Моя семья живёт в России, и я не хочу оформлять визу, чтобы ездить туда.

Во Владимир я приезжаю каждые полгода, а иногда даже чаще. Мои родители живут на Студенческой, и я обязательно хожу пешком от площади Ленина до центра — по Октябрьскому проспекту. Я люблю этот маршрут, для меня он — ощущение родины, что ли. Люблю зайди в «Кабуки», съесть там мой любимый салат с морепродуктами. Ещё во Владимире особенные суши и роллы. В Германии их тоже делают, причём японцы, но русские суши сделаны для русских людей, они мегавкусные, на мой взгляд.

Владимир меняется год от года, и это уже не тот город, в котором я родилась. Я не очень понимаю, зачем построили три обзорные площадки рядом друг с другом. Мне кажется, что это ненужные инвестиции, лучше бы в систему здравоохранения вложились. Смотровые — это красиво, я не спорю, но зачем сразу три?

Я не хочу вернуться насовсем во Владимир или вообще в Россию. У меня нет ностальгии, я не понимаю русский менталитет, меня расстраивает российская система здравоохранения и отсутствие уверенности в завтрашнем дне. Если я заболею в Германии, то знаю, что мне помогут. Причём поможет не какой-то знакомый, а государство. Если в Германии я потеряю работу, то у меня будет на что покушать. Когда ты живёшь здесь, то не нужно никуда торопиться, потому что всё распланировано, всё спокойно и размеренно. А когда приезжаешь во Владимир, ты не можешь что-то запланировать. Ты даже не знаешь, когда приедет автобус.

В ближайшем будущем я планирую остаться в Германии, но хочу по максимуму путешествовать.