March 11, 2020

Я училась в университете Шевченко на украинистике и постоянно слушала от окружающих, и в частности от мамы, что это бесполезная наука – кем я стану, когда доучусь, и зря я вообще день и ночь сижу за этими книгами. Два года учебы и подобных речей, и я решила перейти на другой факультет. Подумав, что английский и так знаю, а романские языки достаточно популярны и специалистов в этой области и так хватает, выбор пал на востоковедение.

Китайский, подумала я, слишком сложно будет (тогда я не знала, что 80% корейской лексики заимствовано из китайского). Япония – закрытая страна, а вот Корея активно открывает свои фирмы в Украине, выдает гранты на обучение, делает перевод корейских книг и так далее. Сначала я учила корейский, будучи еще на украинистике, в качестве третьего языка, а затем и вовсе поменяла кафедру.

Так как обучение на кафедре востоковедения стоило дороже, чем украинистика, приходилось работать, чтобы оплатить свое обучение. Времени на изучения языка не хватало, да и перешла я сразу на второй курс и все время отставала от одногруппников. Так что в итоге пришлось и диплом писать по корейской литературе, так как язык хромал. Стало стыдно подаваться на работу с дипломом корееведения без идеального знания языка, вот я и решила поехать учиться в Корею на магистратуру. Будучи на последнем курсе университета Шевченко, мне удалось выиграть грант на три года со стипендией.

До этого я ездила на третьем курсе студентом по обмену в Сеул на четыре месяца. Стипендия тогда была неприлично маленькой — всего 200 долларов в месяц. На них, естественно, приходилось выживать. Тогда Корея и корейцы мне совсем не понравились, безденежье также сыграло свою роль, и по приезду на родину я плакала от счастья, что вижу родные лица, кушаю вкусную еду и вообще вокруг меня все привычное и родное. Но все же спустя время решила, что нельзя быть такой узколобой, нужно поехать и еще раз посмотреть на страну уже другими глазами. Так и пришла идея подаваться на грант на последнем курсе.

После переезда в Корею уже на магистратуру стипендия у меня была побольше – 900 долларов, и на них можно было жить. Разрешение на работу студентам со стипендией не дают, но если студент платит за обучение и проживание сам, то получить разрешения на работу вполне реально. Я работала в студенческой раде и это было легально, а потом еще и в письменном центре репетитором, помогала студентам писать различные их работы на английском языке. Часто возникали различные «серые» подработки: съемки в рекламах и в фильмах, переводы и так далее — это помогало как-то выживать.

Первый год по правилам программы, по которой я приехала, нужно было учить корейский язык. И только после окончания языковых курсов и сдачи экзамена не менее, чем на третий уровень, можно было начинать магистратуру. Моими одногруппниками в основном были китайцы, с ними приходилось изъяснятся на ломаном корейском – было сложно. Но была в группе и пара иностранцев, с ними мы легко общались на английском. Хочу заметить, чем выше уровень языка, тем меньше шансов увидеть в группе иностранца, но на высших уровнях уже легче становилось изъясняться с китайцами и на корейском.

В этот второй раз в Корею я приехала уже морально готовая к «необычной» среде, поэтому решила для себя все принимать как данность. Сложностей практически не возникало, я все воспринимала как будто так и должно быть.

О корейцах

Корейцы до сих пор мне не родные (после шести лет проживания на их земле). До сих пор у меня всего одна корейская подруга, да и ее нельзя назвать 100% кореянкой: она училась в high school в Америке, в Корее очень часто общается с иностранцами и просто необычный представитель нации. У меня сложилось впечатление, что корейцы очень меркантильны, зажаты и скрытны, часто действуют и говорят по шаблону – это раздражает.

Тем не менее, муж мой тоже кореец. Не смотря на то, что все годы жизни в Корее я избегала местных жителей и предпочитала иностранцев в качестве друзей. Мой муж — парикмахер, знакомы мы уже пять лет, так как я ходила к нему стричься.

Каждый раз ему рассказывала, что скоро закончу учиться и уеду в Украину, что с корейцами предпочитаю не встречаться вообще (не в плане романтических отношений, а вообще встречаться на жизненном пути). Вот муж (тогда еще будущий) слушал эти речи на каждой стрижке и как-то пригласил на завтрак в 11 часов утра (помня, что по вечерам я с корейцами ну уж точно не встречаюсь). Уточнил, что приглашение просто дружеское. Мне не очень хотелось с ним встречаться, но решила не отказывать, так как планов на воскресенье 11 утра у меня не было. Так он стал приглашать меня каждый день на кофе, ланч, сходить в магазин с ним, прогуляться в парке. Так и завоевал меня потихоньку.

О религии

Не скажу, что буддизм меня захватил в одночасье и именно в Корее. Но по мере взросления ко мне приходили какие-то выводы о позитивной энергии, циркуляции хорошего и плохого (то есть, что и то и другое возвращается), возникали вопросы к собственной религии, данной при рождении (я всегда испытывала дискомфорт в церкви). Придя в буддийский храм как турист, я почувствовала какое-то всеобъемлющее умиротворение и комфорт, захотелось остаться в храме подольше, я стала туда время от времени приходить и просто сидеть, не исполняя никаких ритуалов. Потом я прочитала о 108 поклонах, попробовала их сделать, следовала роликам на YouTube, где каждый поклон – благодарность за что-то. После их выполнения на душе становится очень радостно — так приятно благодарить судьбу! Все приходило спонтанно и без чьих-либо наставлений.

Позже я узнала, что можно съездить в храм и пожить жизнью монаха в течение двух дней. Так я съездила дважды, после чего мой духовный путь пошел дальше и совершенно самостоятельно. Нужно отметить, что я всегда была тревожным человеком, моей любимой фразой всегда было: «я так переживаю». Хотелось от этого избавиться, обрести душевный покой и внутреннее молчание, надоело слушать эти внутренние переживания.

От друга я услышала о Випассана-медитациях и отправилась туда на десять дней молчать и учиться медитации. Вернулась оттуда другим человеком и сразу же поехала в Индонезию на месяц закрепить эффект. Получилось так, что в Индонезии я еще месяц сыроедила, у меня произошло какое-то очищение души и тела. Так и осталась на сыроедении до сих пор, уже больше четырех лет.

О работе

До рождения ребенка я работала в компании, которая занимается стоматологическими материалами и оборудованием, принимает иностранных пациентов. После рождения сына я продолжаю там работать, но уже из дому. Как только получится оформить сына в детский сад, обязательно выйду на работу уже в офис.

Вообще, сейчас я полностью довольна своей жизнью и кажется, нашла свое место.

Мой совет для тех, кто боится, но хочет менять что-то в жизни, предельной простой: находите варианты грантов, стипендий, стажировок, проектов, трудоустройство за границей (для квалифицированных специалистов) – варианты есть. Это надежный плавный переход-переезд, а не скачок в никуда. И удачи!