March 10, 2021

О Японии в России пишут многие, от тревел-блогеров до патриотично настроенных коммунистов, которым не дают покоя притязания японцев на Курильские острова (занятно, что в самой тихоокеанской стране за присоединение Курил громче всех агитируют тоже коммунисты), и у каждого эта Япония своя. А вот люди, прожившие там с десяток лет, делятся наблюдениями неохотно (конечно, кроме журналистов, для которых любая новость — хлеб): с каждым годом все больше приходит понимание, что Японию ты совсем не знаешь. Хотя, возможно, и есть проницательные иностранцы, которые знают Страну хризантемового престола и восходящего солнца лучше ее жителей. И такое бывает.

Я попытаюсь рассказать о Японии, которую вижу сейчас, и о том, что изменилось за 17 лет моей жизни в этой совершенно обыкновенной азиатской стране. Где живут люди как люди, и квартирный вопрос, к счастью, их не испортил.

Татами и пустота

Проблема рождаемости для Японии — болезненный вопрос: население страны стремительно стареет, а численность его уменьшается. Поэтому апартаменты для сдачи пустуют, покупателей на земельные участки становится все меньше, да и рынок вторичного жилья переполнен, предложение превышает спрос. Приобрести новый двухэтажный домик с парковочным местом, полной отделкой, обустроенной кухней и ухоженным палисадником в районе Западного Токио сегодня можно за ¥35 млн (порядка $330 тыс.) — вполне выгодное предложение для одного из самых дорогих городов мира. К слову, дома и квартиры японцы до сих пор измеряют не в привычных нам квадратных метрах, а по старинке, в татами (1 татами равняется 1,6 кв. м.).

Еще лет 10 назад в городах было популярным строительство частных домов, состоящих из двух или трех частей: с прицелом, что дети будут обеспечены собственным жильем, когда подрастут. Пока же этого не случилось, пустующая часть дома сдавалась в аренду. Рассматривалось это даже не как дополнительный доход, а как возможность частично окупить строительство. Сейчас реальность такова, что у многих помещения для аренды простаивают. Конечно, в центре крупных городов ситуация иная, но тому виной — иностранцы.

По понедельникам — жечь

Во время землетрясения вещи летают по квартире тем сильнее, чем выше этаж, и мусор не исключение. Это может быть забавным, когда речь идет о собранных в утиль детских игрушках, но если в мусорном ведре — кожура от бананов или куриные кости? Для таких случаев в многоэтажках предусмотрено полуподземное пространство, куда жители дома приносят свой мусор.

В случае частных домов ситуация другая: мусор здесь сортируется и выбрасывается по дням недели. Понедельник и четверг — то, что подлежит сжиганию; вторник — алюминий, ПЭТ-бутылки и стекло; среда — батарейки, старые кастрюли, перегоревшие лампочки; пятница — пластик. Такой порядок в моем районе. Японцы вообще с трепетом относятся к вопросам экологии.

Резвая старость

Как уже было сказано, японская нация стареет быстро, а возрастных ограничений для управления автомобилем в стране нет. При этом доля ДТП с летальным исходом, виновниками которых стали пожилые водители, увеличилась за последние десять лет с 8,7% до 14,8%.

Старики предпочитают пользоваться своими любимыми автомобилями, которым по 20 лет и больше. Особенно в деревнях, где маленький фургон «работает и не подводит». Зато подводит водитель, выезжая в город. Отсюда погибшие дети в машинах с дедами, сбитые на переходах школьники, да и сердечные приступы водителей на скоростных хайвэях не редкость. Все это заставило японское правительство задуматься о пересмотре системы выдачи прав водителям старше 75 лет. Пока же им полагается выезжать на дорогу со знаком «корэйся» («пожилой водитель»).

Работа не волк

Еще один распространенный и неубиваемый стереотип: японцы — поголовно трудоголики. Но, думаю, многие, зная, что за переработку доплатят в двух-трехкратном размере, растянут работу не на восемь, а хотя бы на 10 часов. Вот сотрудники и высиживали, усердно изображая активную трудовую деятельность с очень умным лицом. А иностранцы восторгались такой тягой к труду. Но роскошь 1970–1980-х годов обратилась лопнувшим пузырем в середине 1990-х: работодатели перестали доплачивать за лишние часы протирания штанов, и люди стали работать быстрее — это факт. Факт и то, что желающих задерживаться на работе почти не осталось. У постоянных работников зарплата и должность и так растут соответственно возрасту.

Поклонники стейков

Кстати, раз уже речь зашла о еде. Японцы остаются большими любителями суси и сасими, однако большинство предпочитают стейки, особенно в ресторанах якинику (изначально корейский формат заведений, где посетители самостоятельно обжаривают мясо на гриле). Что касается алкоголя, то молодежь практически не пьет национальные напитки на основе риса или батата и сливовое вино умэсю. Популярны пиво, алкогольные коктейли и сильно разбавленный виски. В последнее время в геометрической прогрессии растут продажи европейского вина, хотя японцы научились делать и свое весьма достойное. Виноградников в стране много, особенно ценится лоза из префектуры Яманаси.

Сильное влияние на изменение гастрономических предпочтений японцев оказала «абэномика», реформы премьер-министра Синдзо Абэ. Благодаря заключению Транстихоокеанского партнерства и соглашения об экономическом партнерстве между ЕС и Японией продовольственного импорта в стране стало больше, и заграничные продукты значительно подешевели. В первую очередь это коснулось мяса, сыра и алкоголя.

Интересно, что и на спортивные пристрастия японцев тоже во многом повлиял Запад: главным видом спорта в стране стал бейсбол. Причем полюбили его достаточно давно, еще во времена реставрации императора Мэйдзи — в исторических музеях хранятся бейсбольные биты и перчатки солдат императорской армии.

Как к своим

Происходят в стране и позитивные изменения. Так, в прошлом остались времена, когда детей от смешанных браков как-то задевали, хотя еще недавно такое случалось постоянно. Сейчас успешных и известных метисов много в спорте, культуре, науке, шоу-бизнесе и даже в политике.

Не так давно губернатором префектуры Окинава был избран 59-летний Дэнни Тамаки, чья мать — японка, а отец — американец. Или вот еще пример: Рэнхо Мурата, родившаяся в семье китайца и японки, которая в 2010–2012 годах входила в состав правительства, а после стала одним из лидеров Демократической партии. Для консервативной патриархальной страны это уникальный случай.

В августе 2019 года произошло неординарное событие: Синдзиро Коидзуми, сын бывшего премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми, тоже политик и депутат парламента, заключил брак с популярной телеведущей Кристель Такигава, обязанной своим именем отцу-французу.

Ну, и конечно, всеобщими любимцами стали первая ракетка мира в женском одиночном разряде Наоми Осака (ее отец родился на Гаити) и бейсболист Ю Дарвиш (чей отец и вовсе иранец).

Японское гостеприимство

Веками отношение населения к иностранцам было, мягко говоря, противоречивым. Впрочем, национализм в Восточной Азии, что в капиталистических, что в коммунистических странах, всегда был негласной, но доминирующей идеологией как среди правящей элиты, так и на бытовом уровне.

Есть «свои» иностранцы: живущие много лет рядом, частично ассимилировавшиеся, знающие язык и обычаи. Им соседи всегда помогут, да и иноземец в долгу не останется. Но это в пределах района, где мигранта знают много лет, он свой. За пределами знакомых окрестностей он остается чужаком.

Убеждение, что иностранец — зло, до сих пор свойственно пожилому поколению. Молодежь к чужестранцам настроена более доброжелательно, но, несмотря на показную вежливость и улыбку, настороженно относится к ним. И виноваты в этом, прежде всего, сами иностранцы. Вот несколько выдержек из криминальной хроники последних лет: «Полиция задержала в токийском районе Роппонги торговцев наркотиками из Африки», «Пакистанец убил свою бывшую любовницу из России», «Россиянин бросал камни в полицейский участок», «Граждане Южной Кореи создали сеть по контрабанде золота».

Конечно, как бы прилежно японцы ни учили тот или иной язык, недопониманий не избежать: связано это с особенностями фонетики, где, например, напрочь отсутствует звук «л». Но это не проблема: дорогу до стадиона или своего отеля вы всегда найдете. Это только на первый взгляд в японских городах легко потеряться. Если в Токио отсутствует перевод какой-либо надписи с японского на английский, наверняка вы найдете ее дублер с понятной картинкой.

Ну, а если японец вдруг спросит вас в магазине или на улице на ломаном английском: «Из какой страны?», и затем предложит показать Токио, то не отказывайтесь. Нередко так начинается искренняя дружба на многие годы. Одно правило: самим навязывать свое общество местным не стоит. Излишняя темпераментность и громкие восторги японцев раздражают, хоть они и не покажут вам этого. В лучшем случае вежливо улыбнутся, в худшем — пройдут мимо, проигнорировав. Так что инициатива должна исходить только с японской стороны.

Такая вот она – колоритная Япония.

Если вы даже не планируете сюда переезжать, то очень рекомендую хотя бы посетить эту великолепную страну.